Фанданго
Клуб фантастов Крыма
Гостевая рубка
Еще по теме...

» » Рецензия на рассказ Максима Лыкова «Следующая остановка»

Рецензия на рассказ Максима Лыкова «Следующая остановка»

  1. Первичная логика произведения (фабула). Сюжетная последовательность или непоследовательность произведения

Герой рассказа едет в поезде. Поначалу он кажется эпатажным пассажиром, который провоцирует окружающих каким-то философским катарсисом, но вскоре выясняется, что герой в глубокой панике. Он застрял в поезде во временной петле, он не может покинуть вагон, точнее говоря, выходя из вагона по объявлению машиниста, что поезд дальше не идёт, вместе с другими людьми, он на секунду оказывается на перроне и тут же понимает, что за ним захлопнулись двери того же самого вагона и он опять в дороге. Люди не меняются. Люди всё те же. Проигрывается сценарий бесконечных повторов. Настал День сурка.

Герой ищет выход, он уже знает наперечёт всех пассажиров, некоторых даже знает по именам. Герой тестирует пространство, ходит из конца в конец вагона, слышит повторяющиеся разговоры, но строго убеждён, что никто из окружающих не помнит его в этих дублях реальности. Герой пытался задерживаться в вагоне и не выходить, но в таком случае его обязательно выпроваживала работница метрополитена. Стоп-кран не работает. Пройти в соседний вагон невозможно. Герой в отчаянии, и самое грустное, что у него закончилась вода в бутылке и она не восстанавливается. Герой вспоминает свою жизнь и работу. Он репетитор, подтягивающий детей на сдачу ЕГЭ, но с юности мечтал стать актёром театра, играть на сцене…

Ситуация начинает меняться, когда поверх схемы метрополитена герой читает надпись: «Выхода нет». Его осеняет, что эту надпись сделал другой застрявший, такой же, как и он, оказавшийся в этом же поезде, в этом же вагоне. Герой приходит к мысли обмениваться информацией со своим сотоварищем. Амое удивительное, что надписи эти видеть и читать могут только они, пленники временной петли. После многих кругов обмена мыслями им удаётся сблизить дистанцию во времени, но физического контакта всё ещё не происходит. В один момент герой получает чёткую инструкцию, как действовать, в результате чего оказывается свидетелем останавливающегося времени и в ужасе видит своего двойника, который, в отличие от всех замерших кругом фигур, движется, так же как и сам герой. Парадокс. Сталкиваются два Кирилла. Они пытаются драться. Неожиданно время оживает, пространство восстанавливается, люди приходят в движение, оба Кирилла устремляются каждый к своей новорождённой жизни. Наш герой, Кирилл № 1, решает бросить своё репетиторство и заняться актёрством на любой сцене любого города.

Последний кадр этой пространственно-временной петли состоит в том, что теперь Кирилл слышит своего двойника, слышит его мысли и чувства и звучит его вопль: «Где акушер? Акушер, порви пуповину!»

  1. Психологическая достоверность

С этим параметром в рассказе всё замечательно. Мы верим герою, верим ему всецело каждую секунду. Это означает, что автору удалось добиться достоверности. Реакции героя, его самооценка, все эмоции от отчаяния до отупления происходящим, блеснувшая надежда на спасение, наконец, яркое желание изменить себя в конце – все эти внутренние планы прописаны точно, сопереживание герою не наигранное, ему хочется помочь и даже что-то подсказать. Но автор умело опережает это читательское участие и предлагает нестандартное развитие сюжета, а именно пространственно-временную раздвоенность героя, парадокс двойников, раздвоившееся сознание.

Время и пространство – это лабиринты нашего Я, каждый человек может однажды попасть в такой лабиринт. Не так буквально, без такой физической цикличности. Но человека на изломах психики может замкнуть в гораздо более тяжёлый круг. Здесь впору вспомнить о шизофрении и неврастении, обо всех страшноватых тупиках нашего сознания. Автор, без сомнения, ставит над своим героем психологический эксперимент, но герой – человек, и даже если он «лабораторная мышь», на время повествования нам интеерсно, как он будет выпутываться из ситуации, как будет искать дверь на выход, где подберёт ключи и как ими воспользуется, что несёт нам желанное освобождение, почему, даруя одну свободу, пространство-время (или судьба) забирает другую.

Герой – испытуемый, и он же судья самому себе. Он исследователь и цензор. Искать выход в такой ситуации похоже на разгадку ребуса. Совершенно замечательной помощью герою является доверие тому, что можно было бы посчитать иллюзией, то есть доверие информации-переписке. Это не позволяет ему сойти с ума. Но похоже, что двойник оказывается ещё более мощным исследователем мгновений. В таком цикличном мире можно научиться управлять мгновениями, влиять на события в пользу их сдвижки.

Рассказ «Следующая остановка» тонко философичен. Это психологический триллер без единого выстрела. Но кто сказал, что без жертв? Жертва звучи тв конце. Она задаёт вопрос. Это означает, что для героя рассказа время испытания парадоксами его внутреннего мира ещё не закончено.

  1. Терминология и антуражность

Место действия – вагон метро, где всё предметно реалистично: люди стоят, сидят, общаются друг с другом. Кто не бывал в такой обстановке? Мир пссажиров –э то маленький слепок большого мира. Вагон движется, но мир остановился. Поистине, страшное испытание.

В рассказе нет специальной терминологии, кроме понятия «временная петля».

  1. Определение фантэлементов. Поиск целевого фантэлемента

Любая хронофантастика – это отматывание киноплёнки либо вперёд, либо назад. Любая хронофантастика всегда тесно соседствует с субъективацией или объективацией. Прошлое и будущее всегда оживают в красках новых впечатлений, ощущений. Хронофантастика одного остановившегося кадра – более редкий гость на страницах книг, я бы даже сказал, непаханое поле. И хотя сняты фильмы, забавные и не очень, поиск новых решений здесь может быть весьма плодотворным, что нам и предлагает автор рассказа.

Итак, временная петля – сюжетообразующий фантэлемент. Хронопарадокс временной петли – это диктат, диктат блуждающего сознания, диктат лабиринта. Только выход может разорвать петлю. Сюжетообразующий фантэлемент, однко, не переходит в целевой. Сказать, что все пассажиры московского метро попадают во временную петлю, нельзя. Здесь нет идейного обоснования произошедшего события, кроме обоснования субъективного видения героя. Утверждать, что моральная диверсификация любого человека приводит к обязательному попаданию во временную петлю (в переносном смысле), – возможно, и такой диагноз можно назвать фантастическим при большом желании, конечно. Но нет чёткой зависимости между внутренним коллапсом психики и временем. Хронопарадокс не следует из психических отклонений и болезней.

  1. Художественная ценность рассказа

Рассказ, без сомнения, фантастический, с хорошей доминантой сложности идеи. Написан мастерски, все гаммы чувств героя описаны увлекательно, без пробуксовки. Рассказ будоражит, заставляет думать о серьёзных и глубоких тайнах нашего Я, выборе в жизни, неслучайности всего происходящего вовне и внутри, предлагает нестандартные решения в нестандартной ситуации, закаляет психику.

  1. Советы автору

Писать больше и не сходить с выбранного творческого пути.

Комментарии:

Оставить комментарий
вверх