Фанданго
Клуб фантастов Крыма
Гостевая рубка
Еще по теме...

» » Рецензия на рассказ Анастасии Протасовицкой «После»

Рецензия на рассказ Анастасии Протасовицкой «После»

  1. Первичная логика произведения (фабула). Сюжетная последовательность или непоследовательность произведения

Некие разумные существа, из внешности которых известно только, что у них хоботки и копытки, ловят рыбу на причале в море. Следуя описаниям, дело происходит весной. Существ зовут Ом и Ям. Ом, по-видимому, «она», Ям, по-видимому, «он». Ом спрашивает Яма, что бы он загадал, случись им поймать золотую рыбку из древних сказаний. Ям задумывается и говорит: мастерскую и краски, – из чего выясняется, что Ям занимается живописью. Сама Ом мечтает о новом полу в норке, где они живут, но потом осекается и говорит, что у неё всё есть. Неожиданно запрыгал поплавок. Из ряби моря всплывает голова с глазами-телескопами и обращается к своим ловцам с крючком во рту. Рыба жалуется, что все, кому она когда-нибудь попадалась в руки, загадывали только эгоистические желания, оттого-то в мире и произошла катастрофа. Так от рыбы мы узнаём о катастрофе, о постъядерном мире. Камера уходит в новое пространство…

И вот уже зима, то есть время перед первым событием. Ом и Ям ещё маленькие. Ям называется мальчиком, она – девочкой. Они катаются по льду замёрзшего озера на своих копытках. Идёт природное описание весьма красивой зимы.

Снова камера уходит. Мы видим корпуса заброшенного завода, потрескавшийся асфальт, видим, как ветер гоняет снег. Яма нет, но есть Ом и Хрум. Они собирают радиоактивный мох. На заводе раньше собирали андроидов. В описании рисуется свалка из биоматериала, мумифицированные руки и ноги. Выясняется, что у Ом есть ещё рожки и они мёрзнут. Неожиданно герои видят яркую фигурку в красной шапочке. Это некий призрак девочки из докатастрофного времени, которая была влюблена в синтетика, но того разобрали на органы.

Камера плывёт в другую сценку: время оттепели. Мы снова видим Ом и Яма, которые бредут по пляжу с корзиной, полной рыбных эльфов. По дороге домой они проходят через парк, где на аллейках собирают лисью ягоду. Вот они рядом с большим разрушенным бассейном, в центре которого скульптурная композиция, представленная Нептуном и русалками. Одна из русалок упала, и Ом предлагает её поднять. Немалыми усилиями им это удаётся. Герои следуют дальше в парк, где возле одного из нежилых домиков находят моток медной проволоки. Ям поднимает находку и говорит, что это подарок морского бога. Медь в этом мире большой дефицит. Всё. Сюжет завершён. Постапокалиптика.

  1. Психологическая достоверность

Если анимировать этот мир в воображении, он видится правдоподобно. Прошла ядерная зима, планета отогревается, видовое многообразие растений заметно поубавилось, всё зверьё и рыбы теперь мутанты. Даже сказочная золотая рыбка изрядно мутировала. Сами герои – непонятно кто. Но они обладают информацией о прошлом. Значит, кто-то их обучал. Кто? Где? Кто их родители? В каких норках живут Ом, Ям и Хрум? Судить о психологии этих существ сложно. Они простые собиратели, эльфоловы. Они добывают пропитание и параллельно говорят почти ни о чём. Мира людей, по-видимому, уже нет. Людей не осталось, только призраки в виде Красной Шапочки и фантомы. Тем не менее героям приходится верить. Были бы они насекомыми, мы бы верили насекомым. Неважно, какой разумной жизнью населён мир. Дело не в этом. Дело в том, что это зарисовка мира, где людей уже нет.

  1. Терминология и антуражность

Весь рассказ – сплошной антураж. Мир описан в мягких красках. Он даже по-своему красив. Во всяком случае, он красив для его обитателей. У них ещё мало своих терминов. Они наследовали человеческую культуру в её словах и понятиях: лисья ягода, радиоактивный мох, рыбные эльфы – это их животное и растительное окружение. И ещё есть легенда из древности, тоже из мира людей. Что они умеют, кроме собирательства, рисования и плетения, – неясно. Наверное, не так много.

  1. Определение фантэлементов. Поиск целевого фантэлемента

Все фантэлементы заданы темой. Фантэлементы – сами герои, новые существа, описанные лишь частично, выжившие то ли взрослые, то ли дети. Если дети, значит, их кто-то родил. Значит, воспроизводство в этом постапокалиптическом мире возможно. Планета оживает после многовековой ядерной зимы, есть надежда, что появится новая, лучшая цивилизация.

Сюжетообразующих фантэлементов нет, поскольку нет связного сюжета, нет коллизии, которую можно было бы развивать. В равной же степени нет и целевого фантэлемента. Ради какой идеи был написан рассказ? Ради того, что изрекла мутировавшая золотая рыбка? Все просили исполнять только эгоистические желания. Она исполняла, а мир докатился. Если катастрофы объясняются бесконечным эгоизмом разумных существ, то готов поверить. Но одного этого аргумента всё-таки недостаточно, чтобы возвести рассказ в ранг мировоззренческой фантастики. Нужно больше рассуждений и примеров, почему это так, а не иначе.

  1. Художественная ценность

Конечно же, автору дорог её текст, описанный мир, даже если он «после». Запомнится ли этот мир ещё кому-нибудь? Да, написано ёмко, да, показана техногенная катастрофа, точнее её далёкие последствия. Мне запомнилось, хотя отсутствие коллизии – как отсутствие ступенек лестницы. Куда подыматься? Что искать в разорённом гнезде? Не моток же медной проволоки и не русалку на разрушенном бассейне.

  1. Советы автору

Создайте коллизию. Пусть Ваши герои увидят что-то такое, что откроет им глаза на прошлое. Покажите им достойный и серьёзный артефакт.

Не делайте золотую рыбку говорящей и девочку в красной шапочке уберите. Они ничего не значат для текста. Ничего не открывают.

Рассказ в какой-то момент должен хлестнуть воображение, дать пинка читателю, заставить зашевелиться волосы на загривке. Так произведение может стать запоминающимся, тестовым, с производными многих смыслов и гаммы чувств.

Комментарии:

Оставить комментарий
вверх