Фанданго
Клуб фантастов Крыма
Гостевая рубка
Еще по теме...

» » Рецензия на рассказ Максима Лыкова «Дела отцов»

Рецензия на рассказ Максима Лыкова «Дела отцов»

  1. Первичная логика произведения (фабула). Сюжетная последовательность или непоследовательность произведения

Группу учеников, мальчиков и девочек, привозят на экскурсию во дворец Первого Протектора Земли для знакомства с героическим прошлым, историей последней космической войны землян с цивилизацией эструдов, которых земляне, по официальной легенде, победили. Ученики с восторгом заступают на Аллею Славы, где перед ними разворачиваются голографические живые картинки космических боёв, очень наглядный макет. Рассказывается история сражения так называемой Альдебаранской эскадры с кораблями эструдов. Упоминается некий капитан Эстебан Кутего, один из погибших героев. Ребята в восторге. Далее в истории – боевой разведывательный полёт к вражеской планете крейсера «Паллада». При этом сообщается, что эструды уничтожили все человеческие аванпосты в других системах, сломили сопротивление базы на Тритоне и подготвили плацдарм для нападения на Марс, Луну и Землю. В экспозиции – обломки реальных кораблей, образцы вооружения землян и эструдов. Прорыв «Паллады» к планете мог принести победу землянам, но в экипаже оказались предатели из числа учёных, которые убили командующего, адмирала Грубера. Адмирал собственнолично сражался с предателями, но пал в схватке, и его оружие подхватил контр-адмирал Горькавый – то самый, которого потом назовут Первым Протектором. Детям не терпится попасть в некий Зал Теней, но учитель Кробарь хочет завершить экскурсию. На сцене – дуэль враждующих кораблей: «Паллады», где уже подавлен бунт, и линкора эструдов. По версии экскурсовода, эструды прислали на «Палладу» парламентёров для обсуждения почётной капитуляции. Капитуляция открыла для землян возможность контактировать ещё с 6 цивилизациями, и были приняты репарации в виде технологий, обеспечивших экономическое процветание всей земной цивилизации. Первый Протектор, бессменный лидер Земли (эструды в знак почтения продлили ему жизнь), властвует уже 40 лет. Наконец перед ребятами нарисовалась желанная перспектива пройти в Зал Теней. Один из экскурсантов, Эдик, уговаривает приятеля Егора заскочить в Первый кабинет Протектора, где, по слухам, на столе стоит банка с заспиртованной головой настоящего эструда. Ребята вваливаются в этот кабинет и оказываются перед глазами ни много ни мало самого Первого Протектора. Далее следует сцена с диалогом (сначала с ребятами, а потом Протектора с его то ли советником, то ли охранником).

В результате разбора логики речи Протектора становится понятно, что земляне заключили мир с эструдами, руководствуясь здравым смыслом, и этот самый здравый смысл сделал Землю зависимой от цивилизации эструдов, поскольку отныне инициативы вырабатывать стратегию принадлежат не землянам. Ксаверий Горькавый сожалеет о своей трусости на момент переговоров. Ему хотелось бы всё переиграть, но реальность такова. Протектор – это глава протектората. То есть Земля – зависимая от протекции эструдов территория. Такова правда. И все с ней уже свыклись, радуясь миру и благоденствию при высоких хозяевах.

  1. Психологическая достоверность

Рассказ как бы пронизан пафосом его юных героев, их приобщением к святая святых, к истории последней космической войны, героикой, верой в дело отцов. Поэтому психология мальчишек узнаваема. Кто не мечтает приобщиться к настоящим военным приключениям, испытать гордость и восторг за бесстрашие и ум мужественных предшественников, чуть ли не небожителей. Переживут ли ребята какое-либо разочарование в конце, поймут ли они разум и рационализм отцов, посчитают ли их слабаками, сдавшимися за коврижки сильному противнику? Эти вопросы автор оставляет нам. Но мы верим в происходящее. Мы понимаем, что есть фасадная правда истории, а есть её кухня и эта кухня или подворотня – она совершенно иная. Кухня не в пользу фасада. Это главная мысль автора. Давайте её запомним.

Дети – люди любопытствующие. Им всегда хочется заглянуть за ширмочку. Взрослым иногда этого совсем не хочется. Взрослым даже приятнее обманываться, что ширмочки-то никакой нет, что история, которую они придумали, – она такая и есть, непогрешимая, цельная, героическая, настоящая. Но история – это рапорт победителя. Так кто же победил в войне между землянами и эструдами? Сдаётся, что эструды. Но надо же как-то оправдаться перед будущими поколениями, тем более поколениями, живущими в мире и благоденствии. Не могут же отцы признаться,  что не им в прямом смысле они, дети, обязаны этим миром. Вот пример перед глазами, Германия: что им записать в истории? Что своим миром и благоденствием они обязаны своим отцам и дедам, исповедующим фашистскую мораль? Такую историю никто не позволит, не должны позволить те, кто одержал победу. СССР победил Германию ценой огромных потерь, а США выступили на Западном фронте, лишь когда наметился перевес сил. И США стали на сторону будущих победителей. Но как и должно быть присуще имперским амбициям, пририсовали себе в победе над Германией решительный плюс. Теперь они пишут рапорт победителя и благодетеля для всей Европы.

Есть ли надежда для детей героев настоящего рассказа, что они разберутся в сложной исторической правде отцов? Надежда ускользающе мала, но всё же она есть.

  1. Терминология и антуражность

Терминология соответствует жанру боевой космической фантастики. Атомные бомбомёты, лучевые пушки, экзоскелеты, так и не пригодившиеся в войне, Аллея Славы, помпезность музея, атмосфера глубокой торжественности и восторженной гордости за предков, детализация в перечислении боевых трофеев, включая голову эструда, – всё это вместе показывает нам будущее техногенной цивилизации, вышедшей в отдалённый космос. Всё это надо принимать как данность всерьёз, что и происходит. Не назван только век текущих событий.

  1. Определение фантэлементов. Поиск целевого фантэлемента

Антуражный фантэлемент – хроника космической войны землян и эструдов. Вечной теме грязной политики вокруг войн подчинена логика, которая постепенно ведёт нас к правде, запутанной правде дела отцов. В сознании читателя помпезный фасад оборачивается своей противоположностью. Положительная теза оборачивается отрицательной антитезой. Изменить уже ничего нельзя. Бунт на корабле не пройдёт. Настоящего лидера нет. Он оброс легендами, как ракушка песком и водорослями. Можно тосковать. Но тоскует, похоже, только сам лидер, кшатрийская совесть которого изредка даёт о себе знать. А правильно ли они поступили, а не сдались ли на милость проигравшей стороны?

Целевой фантэлемент не лежит на поверхности, да идея вовсе не фантастическая. Что считать победой? Как много весит совесть настоящего воина? Настоящего лидера? Что такое мир в поражении и какова его цена?

Основная идея оказывается психологического, философского и даже больше морального порядка («Дело отцов» задаёт моральные вопросы и отвечает на них, пытается отвечать). Она всегда будет востребована в жанре фантастики, да и вообще в литературе.

  1. Художественная ценность рассказа

Я уже её определил выше. Она, конечно же, имеет место.

  1. Советы автору

Протектор недорефлексировал, как на мой взгляд. Не грохнул рюмку коньяка о мраморный пол, а ещё лучше, если бы, выпив рюмку, он сделал себе инъекцию яда на глазах у ошарашенных детей. Но возможно, я слишком большой максималист или идеалист. (Поэтому, с одной стороны, мне «за державу обидно», а с другой стороны, как дальше с этим жить?)

Более практический совет: стремление детей в Зал Теней – это ружьё, которое не стреляет. Можно его попросту убрать.

Комментарии:

Оставить комментарий
вверх