Фанданго
Клуб фантастов Крыма
Гостевая рубка
Еще по теме...

» » Недюжинная неделя 13-го Крымкона

Недюжинная неделя 13-го Крымкона

Наша установка на проведение 13-го, а не 12+1 Крымкона была абсолютна. Хотелось, с одной стороны, проверить личные мистические настройки, то есть насколько мы сами подвержены нумерологическим суевериям, а с другой стороны, чем чёрт не шутит, убедиться или не убедиться в том, насколько объективно влияние магии чисел на судьбу нашего детища – фестиваля. Забегая вперёд, скажем: убедились. Магия числа работает. Причём есть определённая закономерность: чем сильней желание противостоять непредвиденным проблемам, тем в более неожиданных местах эти проблемы возникают. Трижды выходил из строя наш ноут, на который были завязаны проектор, аудиоцентр, микрофон, рабочие данные, необходимые постоянно. Спасибо Николаю Остапцову, провозившему секретаря фестиваля с «пациентом» по феодосийским ремонтным конторам, спасибо Ариолле Милодан за предоставление «дублёра» в пользование. Мастера называли сроки починки от 5 дней. Благо, что среди участников фестиваля оказался Виктор Калюжный, сумевший за полчаса разобрать и собрать пациента; в следующий же раз процедуру реанимации провёл присоединившийся в пятницу оргкомитетовский офицер техподдержки Евгений Горобцов. Ноут дотянул конвент и третий раз захандрил уже на банкете. По возвращении оргкомитета после фестиваля домой – компьютер вновь заработал и доныне работает исправно.

Были и другие проблемы, о которых мы писать не будем, чтобы не утомлять читателя. Просто факторы риска и непредсказуемости возникали постоянно, начиная с первого, заездного дня фестиваля.

Недюжинная неделя 13-го Крымкона началась 17 июня, в понедельник.

После заезда оргкомитета на базу ТОК «Маяк», «расселения по квартирам» и подготовки площадки прошла презентация книжных новинок – 2019 издательства «Шико». К сожалению, не смогли приехать на фестиваль и вживую дополнить выступление Юрия Иванова две заявленные в программе презентантки: Ольга Инина и Елена Семагина, выпустившие в этом году книги «Океан иллюзий» и «Встретимся в безвременье» соответственно. Последняя книга, кстати, дополнила серию «Библиотека Клуба фантастов Крыма», основанную В. Гаевским в 2004 году. Решив не дожидаться торжественного открытия, назначенного на вторник, на 10:30, в Музее Александра Грина, Юрий Иванов выдал присутствующим дипломантам конкурса «Фаншико» прошлого года авторские экземпляры «Антологии МиФа – 2019». Презентационная эстафета была подхвачена Валерием Гаевским и Юлианой Орловой, представившими участникам свежий, 37-й выпуск журнала «Фанданго», который отметил четырнадцатилетие в апреле этого года.

Кстати, по астрологической карте фэнзина также есть интересные совпадения. Свидетельство о регистрации «Фанданго» было получено 22 апреля 2005 года. Знаки влияния этой даты разделили между собой Ульянов-Ленин и Иван Ефремов – люди, казалось бы, схожего мировоззрения, но совершенно разного менталитета и символического наполнения. Впрочем, об идее понимания коммунистического общества Иваном Ефремовым в его романах «Туманность Андромеды» и «Час Быка» мы ещё расскажем, представляя почётного гостя фестиваля – писателя, филолога и ефремоведа Андрея Яковлева

Установочная сессия семинара «Фаншико» обозначила литературно-критическую часть конвента, а именно разбор 21 зарегистрированного рассказа от 15 авторов, приехавших на фестиваль. Порядок поимённого разбора текстов был впечатан в программу заранее, неизвестным оставались только темы для конкурса мини-рассказов. Юрий Иванов сообщил собранию темы «Перекрёстное опыление» и «Трое в ракете, не считая «чужого». Собственно, «Перекрёстное опыление» было задумано не как тема, а скорей как принцип, согласно которому каждый автор  должен был вытянуть карту с фамилией любого другого семинариста и написать миниатюру, начав её с формального повторения первого абзаца разыгранного рассказа, а далее бы история развивалась совершенно по-другому (при этом название рассказа сохранялось). День зачитывания миниатюр и подведения итогов конкурса падал на 22 июня, субботу, поэтому хронометраж для написания текстов гулял в широких пределах дня и ночи, утра и вечера пяти суток, в зависимости от творческих предпочтений каждого пишущего.

После ужина Крымкон продолжил вечерний кинозал показом фильмов «История космоса в кино за 23 минуты» Ольги Шиляевой и «Жюль Верн» из знаменитой серии «Фантасты-предсказатели» Ридли Скотта. Тема предсказательства в фантастике не нова, конечно, но острый ум Ридли Скотта, заставляющий его искать малейшие крупицы пророчеств в жизни и творчестве классиков жанра, придал этой теме особую значимость с далеко идущими последствиями. Не все знают, возможно, что Жюль Верн фактически предсказал интернет. Не все знают, что Жюль Верн, приветствуя и восхищаясь чудесами науки, в душе побаивался социальной бездуховности, к которой может привести технократия, и этот беспощадный кризис ему нарисовался в антиутопическом произведении, которое пролежало в писательском столе сорок лет и вышло только в 1894 году. Речь идет о романе «Париж в ХХ веке»…

Душой кулуаров первого фестивального дня стал Борис Долинго.

 

Вторник 18 июня по праву начался с торжественного открытия в Музее Грина, традиционно принимающего нас в своих стенах и, можно сказать, сакрализующего всё, что должно произойти в последующем за фестивальные дни. Научный сотрудник Музея Алла Ермилова, памятуя, что нынешний Крымкон посвящён мистике, в приветственном слове уделила внимание астрологическому анализу лунного дня, в который наше мероприятие открылось. Лунный день оказался ох непростой и сулящий тяжёлую работу на ближайшую неделю. Что и сбылось сполна.

Музей и Клуб фантастов обменялись дарами: книгами и журналами. Кроме того, Валерий Гаевский официально принял в члены Клуба Бориса Долинго и Максима Лыкова. Участники открытия выступили с пожеланиями об удачном проведении грядущего и впечатлениями от фестивалей прошлых лет.

Приводим список тех, кто посетил «Фанданго» – кто жил «на борту» всю неделю или заглянул на огонёк в какой-то из дней:

  1. Атаянц Александр (пос. Заокский, Тульская обл.) – фэн
  2. Барздун Дмитрий (Севастополь) – член оргкомитета, редактор издательства «Шико-Севастополь», ведущий семинара «Фаншико»
  3. Беляков Евгений (пос. Орджоникидзе, Крым) – ефремовед, критик, писатель
  4. Блинчик Евгения (Симферополь) – писатель
  5. Бочаров Андрей (Москва) – писатель, ведущий семинара «Аэлита-Фанданго Light»
  6. Гаевский Валерий (Севастополь) – председатель оргкомитета, ведущий фестиваля, Президент Клуба фантастов Крыма
  7. Горобцов Евгений (Симферополь) – член оргкомитета, писатель
  8. Дана Зарован (Варна, Болгария) – писатель
  9. Джульетта Гай (Симферополь) – писатель
  10. Долинго Борис (Екатеринбург) – писатель, главный редактор ТА «Аэлита», председатель оргкомитета МФФ «Аэлита», заведующий отделом фантастики журнала «Уральский Следопыт»
  11. Ерёмина Екатерина (Москва) – писатель
  12. Ермилова Алла (Феодосия) – писатель, научный сотрудник Феодосийского литературно-мемориального музея А. С. Грина
  13. Забелина Евлампия (Иркутск) – писатель
  14. Иванов Юрий (Севастополь) – сопредседатель оргкомитета, редактор издательства «Шико-Севастополь», ведущий семинара «Фаншико»
  15. Игнатьев Валентин (Одинцово) – писатель (тех. и этих)
  16. Калюжный Виктор (Киев) – писатель
  17. Карпов Геннадий (Москва) – фэн
  18. Козунова Ритта (Севастополь) – писатель
  19. Кунин Евгений (Москва) – фэн
  20. Левина Татьяна (Москва) – фэн
  21. Лиманская Мария (Симферополь) – писатель, литературовед
  22. Лобжанидзе Тимур (Симферополь) – художник, фэн.
  23. Лыков Максим (Москва) – писатель
  24. Лыкова Татьяна (Москва) – писатель
  25. Матвеева Марина (Симферополь) – писатель
  26. Милодан Ариолла (Симеиз) – член оргкомитета, писатель, физик
  27. Милютин Александр (Севастополь) – писатель
  28. Мирошниченко Елена (Ялта) – писатель, ефремовед
  29. Митюк Владимир (Санкт-Петербург) – писатель, редактор альманаха «Двойной тариф»
  30. Наумова Раиса (пгт. Ленино, Крым) – писатель
  31. Нели Ксения (Феодосия) – член оргкомитета, писатель
  32. Нестеренко Василий (Керчь) – бард
  33. Окатова Александра (Москва) – писатель
  34. Орлова Юлиана (Севастополь) – секретарь оргкомитета
  35. Орлова Татьяна (Севастополь) – фэн
  36. Остапцов Николай (Старый Крым) – писатель
  37. Панограф Алексей (Санкт-Петербург) – писатель
  38. Полищук Майя (Украина) – фэн
  39. Поляков Евгений (Москва) – писатель
  40. Приймак Алёна (пос. Ленино, Крым) – вокалист рок-группы «Поколение Икс»
  41. Приймак Михаил (пос. Ленино, Крым) – вокалист, гитарист рок-группы «Поколение Икс»
  42. Протасовицкая Анастасия (Керчь) – писатель
  43. Радомир Берич (Симферополь) – писатель
  44. Редька Николай (Севастополь) – художник
  45. Русалёва Олеся (Ковров) – писатель, организатор фестиваля "Буфест"
  46. Рыбалкин Вадим (Керчь) – писатель
  47. Свиридов Михаил (Керчь) – писатель
  48. Себастьен фон Киртан Наташа (Симферополь) – фэн
  49. Серафима Вишняк (Керчь) – писатель
  50. С. Г. Малиновски (Симферополь) – писательский дуэт: Сергей и Галина Малышевы
  51. Солодовникова Елена (Москва) – соведущий семинара «Аэлита-Фанданго Light»
  52. Тарасова Кассандра (Москва) – писатель
  53. Устинова Вера «Зубная Фея» (Москва) – фэн
  54. Яковлев Андрей (Москва) – писатель

Вторая половина вторника началась с докладного блока, а оный, в свою очередь, – с исследования Сергея и Галины Малышевых «Границы жанра фантастики». Общий вывод, к которому подвели докладчики, – что фантастика отличается от «большой литературы» лишь методом. Достоинство это или недостаток – наверное, каждый пишущий или читающий определит сам для себя. Творческий дуэт иллюстрировал выступление своими книгами: «Звезда по имени Солнце», «Вечная история», а также составленным ими коллективным тематическим сборником «Кофемания». Без малейшей лести авторы сего отчёта о Крымконе могут отметить, что произведения С. Г. Малиновски характеризуются крепкими сюжетообразующими фантэлементами при множественных достоинствах, почитаемых «большой литературой».

Следующим на трибуну заступил Дмитрий Барздун с докладом на культурологическую тематику, а именно «Сравнительная мифология: столкновение верований Старого и Нового света. Христианство и религия ацтеков». Спикер поднял пласты малоизвестной в целом темы ацтекской космогонии, которые вполне могли бы даже вдохновить авторов, работающих в жанре мифологической фэнтези. Кроме того, в отношении конкистадоров к индейцам просквозил самый настоящий фантэлемент: индейская культура воспринялась европейцами не иначе как инопланетная, настолько разными оказались две цивилизации. По мнению докладчика, геноцид, порабощение индейцев, уничтожение их книг и храмов в итоге явились меньшим злом для мировой культуры, чем гекатомбы ацтекских человеческих жертвоприношений. Выступление вызвало живой интерес аудитории вплоть до проведения научных расчётов в области… организации труда жрецов и необходимом хронометраже на умерщвление одного человека, чтобы число жертв за церемонию соответствовало историческим источникам.

Доклад Ритты Козуновой на смежную тематику «Влияние мифологии Мезоамерики на развитие жанра фантастики» произошёл по «Скайпу». Докладчица остановилась в основном на культуре майя. Она акцентировала, что масштаб человеческих жертвоприношений был в своё время преувеличен конкистадорами для того, чтобы впечатлить короля и церковь и получить карт-бланш на укрепление колониальной власти и применение чрезвычайных силовых и экономических мер по своему усмотрению. Но умиротворяющее воздействие на аудиторию оказал рассказ о красивых современных индейских церемониях, которым докладчица была свидетелем во время своих этнографических поездок по странам Латинской Америки. Что же касается смычки с фантастикой – для индейцев фантастика является не чем иным как мировоззрением, поскольку они глубоко сакрализуют всё бытие и усматривают элемент чудесного даже в обыденных вещах.

Следом наступило время центрального мероприятия фестиваля – семинара «Фаншико». Рассказы семинаристов, по традиции, сохранившейся с формата мастер-класса прошлых лет, разбирались коллективно: вначале давалось слово автору, объяснявшему, что он вкладывал в своё произведение, затем высказывались все участники, у которых была возможность проанализировать рассказы за месяц до фестиваля. Дмитрий Барздун играл роль «сферического читателя», беспристрастно, но остроумно доказывая, будет или нет то или иное произведение пользоваться успехом с точки зрения посетителей книжных магазинов. Он умело провоцировал аудиторию на новые витки рассуждений, используя в том числе систему Станиславского. Валерий Гаевский выступал, можно сказать, в письменной форме: зачитывал рецензии, в которых уделял внимание идейному плану рассказов, их художественной ценности, логичности сюжета, правдоподобию фантастических элементов и психологической достоверности действий персонажей. Юрий Иванов проводил подробный стилистический разбор с советами по исправлению языковых недочётов и давал итоговое заключение. Нередко он подкреплял сделанные выводы курьёзными и поучительными случаями из своей богатой редакторской практики. Были рассмотрены рассказы трёх семинаристов: Кассандры Тарасовой, Александры Окатовой и Николая Остапцова.

Завершился второй день, чем бы вы думали? Конечно, кулуарами! Благо, что море, свежий воздух с флюидами сосны над уютными беседками, красивая электронная музыка, на которую не скупился оргкомитет, вина и коньяк под десерт из орешков и шоколада, дружеское «общение на одной волне» – создают на конвенте атмосферу приятного «клубления»… можно засидеться и за полночь… Что бывало не раз.

 

Среда 19 июня

После завтрака, с новыми силами, продолжил работу семинар «Фаншико». Вообще нужно заметить, что творческо-критическая атмосфера на подобных занятиях возникает не спонтанно, а благодаря тому, что большинство участников читали произведения друг друга ещё до приезда в Феодосию, поэтому в портфелях у каждого оказались домашние «специи» для острой присыпки дружественных литературных сочинений в широком ассортименте. Конечно, звучала здесь не только негативная, но и позитивная критика, кому-то достались горькие порошки, кому-то сладкие пилюли. Важным моментом поведения было не психовать, не обижаться, не уходить в «непонятые гении» или наоборот – не предаваться авторской эйфории. Оправдала себя идея впечатывать в бумажную программу фестиваля фамилии тех семинаристов, чьи рассказы должны быть разобраны именно в этот день. И, кстати, по условиям фестиваля любой из его участников мог присоединиться к работе семинара в качестве вольнослушателя и внести свою лепту в обсуждение: поддержать или «разгромить» товарища. Итак, в среду были рассмотрены рассказы Даны Зарован, Евлампии Забелиной, Виктора Калюжного и Евгения Полякова.

Послеобеденное время внесло изменения в порядок докладов конференции: не смог приехать из Симферополя Андрей Диреглазов. Напомним, что обещалась тема рассмотрения различных аспектов теории информации, в том числе квантовой, и её научных приложений, включая  фантастические гипотезы, описанные в произведениях Ефремова, Стругацких, Кларка, Азимова и др., а также некоторых современных авторов. Но увы! Была ещё надежда, что лектор выберется на фестиваль в другие дни, но и она не оправдалась.

Фактически первым гвоздём дня стал доклад Евгении Блинчик «Медицина в фантастике и фантастика в медицине». Прекрасно проиллюстрированный умело подобранными слайдами, где часто в параллель фантастической картинке шли изображения современных медицинских достижений в таких областях, как трансплантология, реаниматология, протезирование и киборгизация, экзоскелеты, крионика и анабиоз, биорепликация органов, лазерная диагностика и лазерная хирургия, терапия по методу биологической обратной связи. Буквально на глазах слушателей реализовывался расхожий тезис мэтра фантастики Артура Кларка о том, что «любая достаточно развитая технология практически неотличима от магии». И медицина в этом смысле оказалась весьма продвинутой отраслью знания, а человек и его тело – точкой приложения номер один. И как тут не вспомнить о реализации идей трансгуманизма – постепенной замены биологического организма биороботизированным и продлении жизни человека с достижением состояния «условного бессмертия». Фантастика всегда умудрялась придумывать разные примочки для героев космоса, снабжать их чудодейственными препаратами (например – метаболическим коктейлем) в чужих и враждебных мирах. Реанимационные камеры на звездолётах восстанавливали пациентов за считанные часы. Но одно дело придумать, а другое дело реализовать. Компьютерные технологии в сочетании с достижениями физики, экспериментального материаловедения, биофизики и биологии в наше время перевернули медицину. Ясно, что с таким багажом реализованных и воплощаемых в реале медицинских новаций и фантастика не будет стоять на месте, в том смысле, что кризис идей не про неё писан. Зал наградил докладчика заслуженными аплодисментами.

Следующий доклад «Физика для фантастов в шутку и всерьёз: мифы и реальность квантовой механики» прочитала наша несравненная Ариолла Милодан, постоянный член оргкомитета, отвечающий за науку и культурную часть программы. Замечательно, что уже третий год подряд на конференции Крымкона тема постоянно развивается, углубляется и всё новые и новые искры озарения квантовиков здесь разгораются и получают достойную трактовку. Действительно, пожалуй, никакая другая наука сейчас не обрела столько мифов и разночтений, как квантовая физика. «Моё сознание находится в квантовой суперпозиции, и поэтому я не старею». «Люди дружат, если испускаемые их мозгами квантовые волны синхронизируются, даже выражение придумали – на одной волне». «А почему мы мыслью не можем управлять электроном?» «Общеизвестно, что атомы наделены сознанием». «Атомы гелия могут предсказывать будущее!» Эти фразы – лишь малая часть свода мифов, повивающего прихотливую науку, которую уже даже философы затрудняются включить в свои поиски истины. Сигналом для бума послужило открытие эффекта наблюдателя в квантовой физике. Исход конкретного действия – редукции или коллапса волновой функции – приостанавливается во время наблюдения. Это наводит на мысль о том, что человеческое сознание способно физически повлиять на эксперимент. Некоторые смелые головы говорят, что это может объяснить пси-феномены… «В действительности квантовая физика определяет почти всё, что мы видим в повседневной жизни: цвет, эластичность и теплоёмкость вещей, таких как вода, камни, металлы, а также биологической материи. В больших масштабах, на уровне звёзд, где изначальный водород смешивается с элементами периодической системы, всё также регулируется квантовой физикой», – находим мы утверждение Ахима Кемпфа, профессора математической физики в Университете Ватерлоо в Канаде. И тут, как нельзя кстати, опять всплывает классическая парадигма корпускулярно-волнового дуализма. Но дуализм уже некоторые учёные снимают с повестки дня, говоря только о волновой функции этих явлений, понимая дело так, что функции частицы работают лишь в классической физике. Получается, что налицо у нас уже давно две физики, что, впрочем, неудивительно. Никого же не удивляет, что и математик, и геометрий в науке также уже несколько. Докладчица склонилась к сугубо материалистическому пониманию квантовых явлений, но сказала, что простор для философского осмысления парадоксов удивительной науки всё равно открыт. Итак, нам видится, что фантасты могут приобщаться к квантовому миру не только как наблюдатели (с лазерной кувалдой на изготовке), а как вполне активные его сотворцы.

«Квантовый» переход от физики к лирике совершил почётный гость нашего конвента филолог, ефремовед Андрей Яковлев с докладом «Особенности композиции романа И. А. Ефремова «Час Быка». Долгое время в читательской среде существовало мнение о том, что «Час Быка» – антисоветское произведение. Ну, или в более «слабой форме» – что роман представляет собой сатиру на действительность 1960–1970 годов. Некоторые критики с этим не согласны. Но у Ивана Антоновича не было даже мысли о том, что он пишет что-то «запрещённое». Напомним, что «Час Быка» начал публиковаться уже в 1968 году. А в 1970 году вышел книжный вариант. Забавно – но тираж «запрещённого романа» составил 200 000 экземпляров. По нынешним меркам, это супербестселлер – для современных фантастов и 20 тыс. экземпляров являются поводом считать себя «повелителем душ». А тут – в десять раз больше. Но не об этом рассказывал Андрей Викторович, а о той символической и художественной сердцевине, которая стоит за романом, в частности об уникальности композиции произведения, где представление героев (в прологе) совершается посредством памятника этим героям – скульптурной группы из тринадцати скульптур. Ефремовский монументализм, обозначенный в его настоящем, а не надуманном коммунистическом мировоззрении, ум мудреца, мечтателя и учёного запечатлены на страницах уникального романа подобно древней фреске. Докладчик рассказал и о других сторонах произведения: о специфике «рассказа в рассказе», где композиционно в эпилоге выделяется аналог пролога, основной части и метаэпилог. Легендарные герои «Часа Быка», как ожившие скульптуры, заступившие в реальность, создают полотно повествования и так же уходят в него, оставляя читателю абсолютную надежду и веру в осуществление идеала.  

Тему современного взгляда на написание романа с позиции редакторско-писательского опыта продолжил Борис Долинго. Его доклад «Написать роман: лайфхак», где английское выражение можно перевести по-разному, но всегда близкими к сути словами, а именно «жизненное вскрытие», «хитрость жизни», «народная мудрость» или просто «полезный совет», – это по сути реальный перечень необходимых установок, которые должен иметь писатель, осмелившийся замахнуться на большую форму в жанре фантастики. Первая из них – это, конечно же, осознание того, что «не написать нельзя» – чёткая уверенность, что автор без такого романа не проживёт. Цель рождает мотивацию. А мотивация требует инструменты и принципы. Идея романа должна созреть и подтянуть писательскую волю, а воля, вспомнив о логике, – позаботиться о продуманном сюжете, о героях и их психологической достоверности. В тексте не может быть ничего проходного, незапоминающегося, случайного, при этом действия не должны носить характер механистичности. Понятие «надуманность» необходимо творчески преобразовать в понятие «убедительность». Особенно тщательно стоит позаботиться об именах героев, их характерах и обо всей терминологии романа, которая так или иначе всё равно всплывёт и которую необходимо будет объяснять. Писатель просто-таки обязан «собаку съесть» на своей терминологии. При этом желательно в тексте избегать проповедей и лекций. Необходимо уходить от картонности и всякой условности декораций, искать золотую середину между фабулой, динамикой, сюжетом и идеей, стараясь не потерять последнюю даже в малости. При всей смысловой нагруженности темы, Борис Анатольевич легко обходился без словесных клише и часто подкреплял доклад конкретными примерами современных нам писателей. Звучали имена Сергея Лукьяненко, Василия Головачёва, Стругацких, переводных американских авторов ХХІ века.

В 17 часов, после короткого перерыва, Валерий Гаевский и Борис Долинго открыли круглый стол по проблемам жанра космооперы. Почему в России он не популярен, когда в англо-американской фантастике большинство самых громких премий присуждаются произведениям именно космооперы? Ответ на этот вопрос – в нашей истории. В своё время в советской фантастике отношение к жанру было скорее отрицательным. Космос, освоение которого было одним из государственных проектов, не мог быть местом для легкомысленных приключений и пережитков феодализма в виде звёздных королей и принцесс. О жанре, который практически не переводился на русский язык, любили писать критики, обличавшие бездуховность Запада. Однако ещё в 40-х годах прошлого века жанр на Западе вступил в «золотой век», когда на сцену вышли такие монстры жанра, как Айзек Азимов, Роберт Хайнлайн, Фрэнк Герберт.

Космическая опера переживала второе рождение (после своего «мыльного» этапа), «оперы» становится значительно меньше, науки – больше. Классический образец – история Галактической империи в трилогии Азимова «Основание» (1942–1951). Другим ярким примером модернизированной космооперы стал роман «Дюна» (1965) Фрэнка Герберта – эстетская история борьбы за власть и ресурсы на планете Арракис, поднимающая философские, религиозные и экологические проблемы. Сценарий с разрисовкой всех сценок к фильму «Дюны» сделал выдающийся  киносюрреалист Алехандро Ходоровски, который подключил к проекту Сальвадора Дали, Ханса Гигера, Мёбиуса и даже группу «Пинк Флойд», но «Голливуд» отказал мастеру. Это событие стало творческой драмой Ходоровски. Фильм снял Дэвид Линч. Так некогда «поруганный» жанр всё больше не только приобретал черты интеллектуального развлечения, но и оставлял много поводов для глубоких размышлений о судьбах цивилизации.

Ещё один обновлённый стандарт космооперы задал Дэн Симмонс романом «Гиперион» (1989). Эпичное полотно из шести новелл с рассказом от лица шести главных героев, участников паломничества к Гробницам времени, поистине впечатлило даже скептиков. Впечатлило внутрижанровое художественное разнообразие и мотивы повествования: от богоборчества-богоискательства до драматической любви, от появления на свет нового мессии (кстати, женщины) до проблем искусственного интеллекта. В «Гиперионе» отразились и прозвучали все сюжеты фантастики ХХ века, в каркасе изящного постмодернистского коллажа.

Немалую долю в развитие жанра привнесли британские фантасты, особенно начиная с 80-х годов прошлого века. Писатели е принялись отслеживать собственные корни в классике космооперы, а затем переоценивать эту классику. Самые амбициозные примеры современной космической оперы построены по таким моделям, как «Шпага Рианнона» («The Sword of Rhiannon») Брэкетт, «Роза» («The Rose») Чарльза Харнесса, «Умирающая Земля» («The Dying Earth») Джека Вэнса, цикл Кордвайнера Смита о Нострилии, «Нова» («Nova») Сэмюэля Дилэни, «Мошка в зенице Господней» («The Mote in God's Eye») Ларри Нивена и Джерри Пурнелла, цикл Майкла Муркока «Танцоры на Краю времени» («Dancers at the End of Time»), «Верхом на фонаре» («Riding the Torch») и «Рассказ капитана Пустоты» («The Void Captain's Tale») Нормана Спинрада, «Последняя база» («Downbelow Station») К Дж. Черри, тетралогия Джина Вулфа «Книга Нового Солнца» («Book of the New Sun») и особенно сиквел «И явилось Новое Солнце» («The Urth of the New Sun»), «Игра Эндера» («Ender's Game») Орсона Скотта Карда и ее продолжения, цикл Дэвида Брина о Возвышении («Uplift»), «Пять двенадцатых Небес» («Five-Twelfths of Heaven») Мелиссы Скотт, «Сантьяго» («Santiago») Майка Резника, цикл о Майлзе Форкосигане Лоис Макмастер Буджолд, «Вернуть изобилие» («Take Back Plenty») Колина Гринленда и его продолжения, «Вспомни о Флебе» («Consider Phlebas») Иэна Бэнкса и все последующие романы о Культуре.

В советской фантастике нерушимой глыбой стоит Сергей Снегов с романом-трилогией «Люди как Боги» (1966–1977), космической оперой и одновременно утопией с невероятно закрученной фабулой, ёмкими персонажами и внушительным научным наполнением.  

Возрождение жанра последних лет на русской почве связано с именем Сергея Лукьяненко. Но если трилогия «Лорд с планеты Земля» (1994–1996) критики расценивают как попытку переложения жанра на русский язык, то дилогия «Звёзды – холодные игрушки» (1997–1998) – оригинальный пример российской космооперы: кроме космических приключений, здесь обыгрывается синдром постимперской злопамятности и спор с утопией мира Полудня из повестей Стругацких.

Таким образом, преодолев этапы взросления, споров, критики, перерождения жанр в ХХІ веке не канул в небытие, а обрёл отчётливые формы: отныне космическая опера означает колоритную, драматичную, масштабную приключенческую НФ, умело, а иногда и отлично написанную, как правило сфокусированную на привлекательном, отважном центральном персонаже; сюжет, полный действия (эта деталь отделяет её от прочего литературного постмодернизма), обычно разворачивающийся в относительно удалённом будущем и космосе или в иных мирах; по настроению отличается оптимизмом. Космоопера часто повествует о войнах, пиратстве, боевой доблести. Действие очень масштабно, ставки высокие.

Полемика захватила участников, и круглый стол прошёл, что называется, на одной волне в едином порыве. На вопрос к Валерию Гаевскому, почему его так лично волнует космоопера, писатель ответил: «Потому что я её сам пишу».

Конференция этого дня оказалась весьма насыщенной, что вовсе не отменило, а скорей даже подхлестнуло фантастов собраться за фуршетным столом на кулуарах, уже после ужина.

 

20 июня, в четверг героями семинара стали Екатерина Ерёмина, Алексей Панограф и Максим Лыков. А послеобеденная программа предполагала отдых от интенсивной интеллектуальной деятельности – экскурсионную поездку в Судак с прогулкой на катере, купанием в Голубой бухте и дегустацией на заводе «Солнечная долина». Что именно дегустировали, уточнять не станем, это понятно по умолчанию!

21 июня, пятницу открыл Андрей Бочаров с презентацией «От «Пролёта Фантазии» – к Арт-пространству «Понедельник». Это конкурсные проекты, которые представляют несомненный интерес для молодых авторов в плане продвижения.

Следом стартовал целый блок книжных презентаций, начало которому положил Максим Лыков со сборником рассказов «Утренний паломник», подготовленным издательством «Шико-Севастополь» специально к началу фестиваля. Произведения автора отличает тонкий романтизм, погружения в психологию героев, неоднозначность мотивировок их поступков, задающих порой неожиданные повороты сюжета. Также произведения Максима имеют отчётливый философский подтекст, и в целом их можно назвать примерами так называемой мировоззренческой фантастики, той самой, которую вот уже четвёртый год будируют в сознании читателей и критиков жанра авторы данного отчёта.

Владимир Митюк представил слушателям сборник «ПроФан», идея создания которого, кстати, пришла издателю, по его признанию, во время Крымкона 2018 года. «А свой первый фантастический опус я писал ещё шариковой ручкой. На обычном тетрадном листе. И писал я о Рэе Брэдбери. В те годы выходила «Антология современной фантастки». Для обычного человека собрать её не было никакой возможности. Зато прочесть – можно. Мы буквально глотали рассказ за рассказом. Ведь до того в СССР издавались лишь романы и эпопеи…» – вспоминает свой опыт фэна Владимир в предисловии к сборнику и далее ведёт рассказ о том, как входили в него тема за темой фантастические сюжеты, как постепенно раздвигался горизонт фантастики, втягивая воображение в увлекательную игру познания неведомого. Но вчерашнее неведомое имело и имеет возможность превратиться в знакомое и понятное сегодня. Так движется человеческий прогресс. В продолжение выступления и в поддержку общемистической направленности фестиваля он рассказал о загадочных и необъяснимых случаях, происходивших с ним лично и с ближайшими друзьями.

Следующим презентантом стала Марина Матвеева с повестью «Асуров рай». Книга вышла в серии «Библиотека Клуба фантастов Крыма». Без преувеличения можно сказать, что это по-настоящему глубокое, философское и драматичное произведение, которым можно искренне восхищаться или искренне негодовать на бунтарские взгляды автора касательно даже не морали и не политики, а самих устоев мироздания. В рецензии к повести есть такие строки: «Всё дело в страстях, в их переходчивости. Всё дело в том, что и боги, и асуры, а позднее и люди приняли другой культ – культ вселенской игры под названием лила. Страсти (как двигатель жизни и развития) имеют сложную, смешанную природу, в которой уживаются противоположности, и если наступает какая-то доминанта, то не обязательно она выразится в добродетели, она может поляризоваться и в порок. Говорить о первоначальном добродетельном мировоззрении богов, увы, не приходится, поскольку в ходу у высших существ оказались и хитрость, и обман, и коварство, и жестокость, и даже некоторая санкционированная подлость…»

И ещё: «Асуры с присущей им, по Марининой версии, непосредственностью определяют своих антиподов просто как расу существ Вселенной. Они не создали ни законов кармы, ни законов физики, ни другие расы. («Им не из чего». Вспоминается анекдот, когда Бог говорит человеку, собравшемуся из глины создать другого человека: «Постой! Это моя глина!») Асурово отношение к Богам однозначно: обманщики, владеющие лишь майей…»

И ещё: «Они – более древняя раса, чем дэвы, и являются воплощением жизненной силы миров и крови вселенной. Их питают магмы и ядра планет, дают им стойкость, способность телепортироваться и – информацию. Можно было бы в терминах библейской мифологии назвать это асуровым первородным грехом, поскольку они заклеймены своими врождёнными качествами, но первородный грех – это познание Добра и Зла, а асуры Марины Матвеевой абсолютно лишены понятия об этой дихотомии…»

Рассказ Марины о своей книге фантастики, о философской трудности и одновременной «крылатости» идеи был очень красочен, эмоционален и вызвал самый живой интерес слушателей.

После перерыва (явно необходимого для переключки на менее драматичный лад) фестиваль отдал дань такому жанру, равно необходимому и мало представленному современной прозой, как юношеская фэнтези. С презентацией романа «День Дарения Зубочисток», рассчитанного на возраст от 9 до 14 лет, выступила Джульетта Гай, уже имеющая в своём багаже детских произведений книгу стихов. Увлекательный сюжет, яркие волшебные образы, чудеса на каждом шагу и юморные и авантюрные герои – за всем этим стоят немаловажные для «правильного» взросления юных читателей идеи патриотизма, честности и бескорыстия. Изюминка книги – то, что важная для сюжета фраза написана невидимыми чернилами и её нужно проявить особым образом.

Следом Алла Ермилова познакомила слушателей с малоизвестной стороной творчества Александра Грина – поэтической. В наследии писателя есть поэма «Фабрика Дрозда и Жаворонка», де-факто представляющая собой утопию. Дрозд и Жаворонок – это говорящие фамилии персонажей, а социалистические взгляды Грина воплотились в образ чудесной фабрики будущего.

Творчество – это своеобразное путешествие – по мирам воображения, по реке времени, внутрь себя или через всю Вселенную. О том, как классики жанра получали вдохновение и идеи в путях-дорогах, рассказала Екатерина Ерёмина. Жюль Верн, Герберт Уэллс, Джон Толкиен и Урсула ле Гуин – они повидали мир при разных обстоятельствах: в детстве при переездах родителей; в экспедициях; на войне… Не все их планы по посещению далёких краёв (России, например) сбылись, но в их книгах земные пространства преобразились в захватывающие миры, в которых так интересно узнавать реальные места, преломленные сквозь волшебное стекло.

Семинарская программа этого дня получилась вдвойне насыщенной. Андрей Бочаров провёл семинар «Аэлита-Фанданго Light», где разобрал 7 рассказов. Рабочим итогом стали выданные участникам тексты с тщательной редакторской правкой, а поощрительным – последующее размещение произведений в ежегодном сборнике «Аэлита» и в журнале «Уральский следопыт» при условии доработки. Рассказ Ксении Нели «День виноделия» уже включён в состав готовящейся «Аэлиты», с чем наши искренние поздравления автору!

На «Фаншико» же сегодня было записано целых 5 семинаристов. Приехала делегация из Керчи и участник из Симферополя. Итого разборам подверглись: Радомир Берич, Серафима Вишняк, Анастасия Протасовицкая, Вадим Рыбалкин и Михаил Свиридов. Особо подчёркнуто в этот день прозвучала мысль о важности для писателя собственного идейного пути, оригинального развития даже стандартных для фантастики сюжетов и тем.

Развлекательная вечерняя программа воплотилась в Гринландское шоу с маскарадом. В честь пресловутого недюжинного числа 13 оргкомитет задал инфернально-готическую тематику вечеринки. Она весьма обаятельно реализовалась в креативных нарядах участников и в концертных номерах.

Весь вечер звучали песни барда Василия Нестеренко и рок-дуэта «Поколение Икс» – Михаила и Алёны Приймаков. Первый создавал иронически-лирический настрой, вторые – философский с боевым духом. Валерий Гаевский провёл викторину с вопросами на тему тёмной фэнтези и ужасов, но призами стали вполне светлые вещи, а именно журналы «Уральский следопыт» и книги С. Г. Малиновски. Марина Матвеева пустила мороз по коже зрителей чтением авангардно-мифологической поэзии с присущей ей экспрессивностью.

Танцевальный блок концерта составили: готический номер с веерами под музыку группы Lacrimosa в исполнении одной из авторов этого отчёта; чёрноюмористическая постановка коллектива «Девы Кобретти», они же ведьмы на мётлах (бывшее трио в составе Ариоллы Милодан, Евгении Блинчик и Юлианы Орловой выросло до квартета с приходом / прилётом Марины Матвеевой), и номером, близким к оригинальному жанру, на котором остановимся чуть подробнее…

Идея постановки принадлежала Дмитрию Барздуну как известному ревнителю достоинств святой инквизиции и основывалась на том, что если на конвенте устраивается шабаш ведьм, то кого-то из них надо непременно сжечь. И вот под мрачно-апофеозную музыку Therion трое инквизиторов в составе самого Дмитрия Петровича, Валерия Гаевского и Евгения Горобцова вывели обряженную в скорбный чёрный балахон Ариоллу; Дмитрий Петрович зачитал чёрный, но юмористический приговор, и служители культа принялись обкладывать осуждённую дровами. Полили их спиртом, взяли факелы… Спиртовое пламя весело заплясало, следом зажглись фейерверки для тортов. Когда пиротехника прогорела, площадка погрузилась в темноту. Но включился свет – и с помоста сошла Ариолла, успевшая преобразиться из нераскаявшейся ведьмы в яркого Феникса, чей танец, как известно, уже много лет – живой символ фестиваля «Фанданго».

…Оставалась ещё свободная фуршетная программа с танцами, и вот она уже завершила вечер.

После бурной пятницы с Гринландским шоу, суббота 22 июня показалась лёгким освежающим бризом, что, впрочем, совсем не относилось к реальной феодосийской погоде: ещё с ночи она стала больше напоминать предгрозовую – налетал сильный ветер и по временам высыпал мелкий, но хлёсткий дождик. Семинар «Фаншико» завершался традиционным чтением миниатюр по темам заявленных конкурсов. Надо сказать, что большинство текстов семинаристов блистали остроумием и новыми сюжетными коллизиями. Особенно это касалось «Перекрёстного опыления». Тема «Трое в ракете, не считая чужого» также увенчалась несколькими творческими удачами, что с определённостью признали все слушатели, включая и ведущих. Голосования за победителя не устраивали. Юрий Иванов сказал: «Берём всех». На этой благодушной ноте редактора «Шико» участники наградили себя и всё литературное мероприятие конвента дружными аплодисментами.

До начала торжественного закрытия, назначенного на 16 часов, на конференции ещё должно было прозвучать два доклада.

Первый из них, «Семантика и прагматика слова «коммунизм» и некоторые проблемы восприятия произведений И. А. Ефремова о далёком будущем», прочитал Андрей Яковлев, как всегда обстоятельно с большим философско-социальным подтекстом. Как явствовало из вводных лекции, для правильной оценки понятия «коммунизм» следовало определиться в трактовке термина, чётко отделяя каноническое и неканоническое восприятие всем известного слова. Семантика и прагматика потому стоят вместе, что одно показывает истинное, идеальное наполнение, а другое – политическую реальность времён СССР, до начала 70-х годов включительно. Не случайно в романе «Час Быка» Ефремов сталкивает две социальные модели: коммунистическую (далёкого будущего) и толпо-элитарную, а по сути тоталитарную (на примере планеты Торманс). И хотя при беглом взгляде на текст романа может сложиться мнение о критике маоцзедуновского социализма и американского империализма, более глубокий анализ всё-таки выявляет «неудобные» параллели для советской системы. Разумеется, Иван Антонович понимал, что происходит в его стране, разумеется, он как чистый идеалист мог догадываться о результатах такого прагматического коммунизма, какую бы стадию ему ни приписывали на «судьбоносных» съездах.

Коммунизм Ефремова – это воспитание физически, умственно и духовно сильных людей, которые посредством воли могут отказываться от эгоистической модели поведения.

«Перед человеком нового общества встала неизбежная необходимость дисциплины  желаний, воли и мысли. Этот путь воспитания ума и воли теперь так же обязателен для каждого из нас, как и воспитание тела. Изучение законов природы и общества, его экономики заменило личное желание на осмысленное знание. Когда мы говорим: «Хочу»,  – мы подразумеваем: «Знаю, что так можно».

Приведённый отрывок из романа «Туманность Андромеды» наилучшим образом отражает понимание Ефремовым коммунизма. Конечно, между таким пониманием и социальной реальностью советского строя была пропасть. Немудрено, что такая же пропасть образовалась и в душе Ефремова в годы написания «Часа Быка». Писатель мог заполнить её только своей верой и творческой цельностью, ничто больше не годилось для хоть какого-нибудь примирения. Эра Великого Кольца была и оставалась учёной мечтой писателя-утописта до конца его яркой и насыщенной жизни. Семантика и прагматика понимания коммунизма и сегодня в социальных опросах дают иногда совершенно разные результаты.

Второй доклад «Этика воина в романах И. А. Ефремова» прочитал Евгений Беляков. Изучение творчества Ефремова стало одним из духовных наполнений Евгения и, как ни странно, привело его к отмежеванию от основных направлений ефремовских последователей в стране. Как пишет сам докладчик: «Я заслужил своего рода остракизм, стал персоной нон грата для этих обществ». В молодые годы как истинный пацифист Беляков не мог принять идеи, что при контакте со злом можно применять насилие и обман, призывал к отказу от идей «неметоров» и «мёртвых социумов», которые, по Ефремову, видимо, подлежали тотальному уничтожению.

Заявленная же тема представляла собой понимание этической задачи, поставленной в романе «Час Быка». Как известно, героиня Фай Родис, по сюжету, взорвала себя и группу тормансиан, которые пришли её арестовывать. До этого был эпизод с падением башни, приведшим к гибели тормансианских бандитов. Столкновение Добра и Зла (Ормузда и Аримана) в «Часе Быка» стало краеугольным камнем этической значимости романа. Докладчик предложил новое решение этой моральной трудности, и оно состоит в том, что Ефремов образным языком намекнул в романе на рождении третьей этики – этики воина. Этой этике присущи признаки и Добра и Зла, то есть герой её диалектически соединяет в своём сознании, давая себе свободу действовать решительно – решительно против Зла. Ефремов, правда, также даёт понять читателю, что герой, принявший  этику воина, долго не живёт. Эта участь постигла Фай Родис. Она стала жертвой этики воина.

«Если мы вторгаемся в жизнь Торманса, – говорит Фай Родис, – применяя древние методы – столкновение силы с силой, если мы нисходим до уровня их представлений о жизни и мечте…» – «Тем самым, – продолжает Гриф Рифт, – понимаем и необходимость жертвы, так?» – «Так, Рифт». В заключение Евгений выразил надежду, что, возможно, его новое понимание гениального произведения Ефремова даст основу для объединения расколотого по идейным соображениям ефремовского движения.

В 16 часов все участники Крымкона, в растяжку, но дружной компанией переместились на дачу Стамболи, где в Изумрудном зале началось торжественное закрытие фестиваля со вручением наград.

От имени оргкомитета Валерий Гаевский кратко подвёл итоги конвента, поблагодарил всех «отчаянных» (по его личной шкале – отчаянные – это самые достойные люди), кто приехал к нам в этом году. Наверняка, бурная смесь из конференции, семинара, развлекательных шоу, экскурсий и кулуаров на колоритном фоне Феодосии запомнится всем, а временной формат – неделя фестиваля – приживётся и в дальнейшем.

Первым наградным списком шли участники семинара.

Все пятнадцать человек с отбором по одному рассказу получили дипломы-сертификаты, подтверждающие их публикацию в сборнике «Антология МиФа – 2020» в следующем году. Вручая дипломы, Юрий Иванов напомнил, что, несмотря на «зелёный семафор», все авторы должны будут до февраля 2020 года переслать в редакцию поправленные в соответствии с рекомендациями ведущих семинара тексты рассказов.

Вторым наградным списком шли те участники, которые были определены по результатам голосования кредитками доверия.

Итак, диплом фестиваля и памятную медаль «Крымкон «Фанданго» Forever» по трём номинациям получили:

Андрей Викторович Яковлев – обладатель звания «Почётный фандаг» 13-го Крымкона;

Сергей Никандрович Малышев – обладатель звания «Фандаг – лидер доверия» 13-го Крымкона;

Евгения Леонидовна Блинчик – обладатель звания «Фандаг – душа компании» 13-го Крымкона.

Главный приз фестиваля – премию «Планета Крым» им. Л. Н. Панасенко за лучшее фантастическое произведения гуманистического плана по результатам голосования жюри премии за четыре представленные номинации получила Ирина Вадимовна Лазаренко за роман «Хмурь» (издательство «Шико-Севастополь, 2019 г.). Валерий Гаевский передал Юрию Иванову все атрибуты славы с тем, чтобы оные были доставлены лауреату по почте.

Оргкомитет приступил к самой весёлой части торжественного закрытия – Благословению Нетленной Рукописью. Для этой цели был выбран жрец-имагифант, а им по всем параметрам и знакам мог оказаться только почётный фандаг Андрей Яковлев. Облачённый в лавровый (вишнёвый) венок и красную накидку, под дружные улыбки и аплодисменты зала, в порядке зачитывания жрецом-церемониймейстером (Валерием Гаевским) текста ритуала с закреплением всех положений, включая распитие крепкого эликсира славы, подаваемого на подносе жрецом-виночерпием (Дмитрием Барздуном), и вкушения листика, выдернутого из венка имагифанта, он привёл к клятве фантаста, благословил и книгоположил трёх участников: Алексея Панографа, Евлампию Забелину и Кассандру Тарасову.

Традиционное коллективное фотографирование в Рубиновом зале запечатлело главный факт дня: 13-й Крымкон «Фанданго» состоялся.

Праздничный банкет на самой лучшей, без преувеличения, видовой площадке феодосийской набережной – кафе гостиницы «Глициния» – начался в 18 часов. Отсюда, с высоты пятиэтажного здания открывалась вся панорама Феодосийского залива с обзором от генуэзской крепости до мыса Чауда. Правда сказать, погода к этому времени всё продолжала «грозовые игры», что не преминуло сказаться на ещё одном символическом мероприятии фестиваля – запуске Валерием Гаевским второй, усовершенствованной модели турбопарусного дирижабля «Секрет». И хотя в этот раз в распоряжении изобретателя и всей команды запуска был целый баллон гелия, привезённый из Симферополя, и десять больших шаров, ветер, вырывавший из рук изящную конструкцию – фантастическую эстафету брига «Секрет» из «Алых парусов» Александра Степановича Грина, – не позволил осуществить полноценный запуск воздушного корабля. Но это не сильно огорчило Валерия, как и всех свидетелей, которые имели возможность сфотографироваться вместе с культурным артефактом.

К слову сказать, несмотря на радость момента этого дня фестиваля, Валерий Гаевский и Борис Долинго подняли первый тост на банкете за павших в Великой Отечественной войне. День 22 июня 1941 года отмечал эту печальную дату – начало войны. Уже после того звучала музыка и поднимались тосты за фантастику, за воображение, за всех новых и старых друзей и за Крымкон.

Фестиваль завершился, да здравствует фестиваль!

Viva Imaginatia!

 

Партнёры Крымкона:

ГБУ Республики Крым «Черноморский центр подводных исследований»

Феодосийский литературно-мемориальный музей А. С. Грина 


KAFABELLA.RU - лучшее в Крыму. Информационно-культурный портал Крыма

Крымский кабельный канал

Газета «Победа» Феодосийского горсовета

 

 В творческом отчёте использованы фотографии: газеты "Кафа", Александра Атаянца, Виктора Калюжного, Сергея Малышева, Марины Матвеевой, Юлианы Орловой, Алексея Панографа, Евгения Полякова, Николая Редьки, Андрея Яковлева

Комментарии:

Оставить комментарий
вверх