Фанданго
Клуб фантастов Крыма
Гостевая рубка
Еще по теме...

» » Вселенский тренажер Константина Щемелинина

Вселенский тренажер Константина Щемелинина

Но вернемся к роману.

Итак, гуманизированный герой многого достигает, используя свою нечеловеческую (халанскую) половину. Он известен, богат, он спортсмен и ученый, он умеет проникать непосредственно в мозг человека и извлекать оттуда любую информацию, корректировать поведение людей, зверей, заставлять события течь по своему сценарию…

Да, он сверхчеловек, но он хочет земного счастья. Однако именно последнее от него отворачивается. Выбирая себе подругу жизни, сталкивается с проблемой неравенства, духовного и физического. Он слишком всезнающ, всепроникающ, он лишен момента неожиданности, столь необходимого для счастья. Способность предвиденья и собственное могущество делают его одиноким. Он также понимает, что не сможет вечно удерживать в своих руках творимое им добро, он предназначен для большего и у него свой путь, особый путь… Путь Властелина Вселенной. Скромно, конечно, но что поделаешь – такова эволюция. Отказаться от нее он не может, как ребенок не может отказаться от роста…

Так становится понятным, что фантастическое по форме произведение Константина Щемелинина – это скрытое философское эссе. Глубокое в сути и задающее нам множество вопросов… Кто мы, люди? Какова наша задача на Земле? Как мы можем оценивать прошлое? Что нам ждать от будущего? Какое место в нем займет совесть и долг?

Поистине высоким поэтическим аккордом звучит в романе предпоследняя глава «Бело-голубые кони Халы».

Бешеная скачка на халанских конях, скачущих со скоростью более двухсот-трехсот километров в час, перепрыгивающих через пропасти, восторженная свобода диких просторов мощной энергетической планеты, так похожей на Землю, но не являющейся ею… Герой берет себе в спутницы двух женщин, которым дарит на время халанские тела.

Экзотическая прелюдия перед окончанием романа…

И вот, наконец, последняя глава, самая сложная, ключевая и все объясняющая, почти все…

Проходит, по-видимому, еще много лет, герой-сверхчеловек обретает мудрость и равновесие. Но вселенская сущность его как бы невостребована, он хочет понять ее, войти в нее, понимая, что за этим последует окончательный разрыв с его земным воплощением, то есть с душой и телом того человека, в котором он жил многие годы, еще вполне молодого человека…

И вот этот разрыв наступает.

Отец-Аватар-Логос (в романе он просто называется Хозяином Миров) объясняет герою, что тот действительно жил и вырастал в мире-копии, сделанном специально для него, своеобразных «яслях»… Оказывается, их, Хозяинов Миров, много и так они, условно говоря, выращивают себе потомство, или преемников. Можно понимать по-разному. Герой, с точки зрения Хозяина Миров, уже «подрос», и ему больше нет необходимости играть в «яслях». Мир-копия неизбежно будет уничтожен, как «старое кресло», которое мирный обыватель просто выносит из дома, выбрасывает…

«Я» грустно расставаться с его миром и тем другим человеческим Я, которое в нем осталось. А судьба оставшегося печальна и чем-то, в параллели, напоминает судьбу мастера из уже называвшегося автором романа Булгакова.

Человеческое Я попадает в сумасшедший дом, страдая вполне очевидной шизофренией (ибо от него ушла его сверхчеловеческая и вселенская сущность)… Тогда юный Хозяин Миров перемещается в далекое будущее мира-копии, желая проследить память о своем несчастном «родоначальнике», и обнаруживает, что память об этом человеке увековечена. Его именем названы планеты, города, и память эта укладывается в емкое определение «гений». Гений-человек оставил после себя славу не только воина, но и ученого и даже сказочника.

Достойный финал. Юный Хозяин Миров удовлетворен, и теперь он может окончательно освободиться от мира-копии…

Итак, как мне думается, я достаточно основательно проследил в своей рецензии идейную и сюжетную линии романа, не делая при этом никаких заведомых и окончательных выводов.

Скажу откровенно, вещь мне понравилась. Но я понимаю ее двояко: с одной стороны, это роман вообще о человеке и его сути, а значит – это довольно серьезная философская проза, с другой стороны, произведение Щемелинина вполне достоверная (если использовать определение братьев Стругацких) фантастика. Но достоверность особая – крупномасштабная, если хотите, мемуарная, хроно-психологическая и даже социальная.

Иначе говоря, многомерная.

Роман сложен, несмотря на кажущуюся прямолинейность, простоту и даже наивность диалогов. Сказать по-другому – герой всегда честен, а значит, честен и автор. Никакого лукавства и микширования интриг читатель здесь не найдет. Да и понятие «интрига» вряд ли применимо к данному произведению.

Сказав вначале об отсутствии эмоционального сопереживания, я, по-видимому, поспешил: общее восприятие текста подсказывает, что книга несет в себе много эмоциональных моментов, она отправляет меня в мои собственные параллельные миры, к потерям многих любимых людей, несостоявшимся надеждам. Красота, грусть,  исповедальность и неизбежность выбора, при прочих равных, стоят за логикой, статистикой и закономерностью…

Роман «Я» – хорошее лекарство от многих укоренившихся в нашем мировоззрении, скажем так, «синдромов» темной морали, самоуверенности и непогрешимости. Нравственность никому не позволено называть условной, но пределы нравственности велики, и, кстати, истина бывает и горька, и солона, и холодна. А еще бывает, что человек не готов к ней, не готов к этим вкусам и ощущениям. Разум – наш друг и враг одновременно. Константин Щемелинин своим трудным текстом доказывает этот парадокс.

Роман «Я» – это роман о совести

В своем анализе я умышленно не касался литературной стороны текста. По многим причинам эта сторона романа, как мне кажется, не является существенной. Язык произведения отвечает всем требованиям литературного, пусть не пестрого, не прихотливо-художественного, но такова избранная автором форма, и главное, что язык полностью адекватен идее, служит ей, подчиняется ей, так, как, например, хорошая мысль подчиняется разуму.

Неслучайно, что Щемелинин использует в тексте афоризмы мировых философов. Это еще одна иллюстрация серьезности написанного, обращение к духовному опыту человечества, попытка соизмерить «великие» и «малые» величины нашего миропонимания.

Смею надеяться, что, вслед за моим критическим опытом прочтения романа, последуют и другие, возможно, более веские и даже противоположные, но так и должно быть. Космос литературы велик, не менее велик, чем космос звездного неба над нами.

И человек в обоих этих космосах – Путь.

Валерий Гаевский 

10–20 ноября 2009 года, Симферополь (Рецензия писалась по тексту полной рукописи, до выхода книги в печать)

Назад Вперед

Комментарии:

Оставить комментарий
вверх