Фанданго
Клуб фантастов Крыма
Гостевая рубка
Еще по теме...

» » Евгения Блинчик. Мастер волшебного слова

Евгения Блинчик. Мастер волшебного слова

Евгения Блинчик «Мастер волшебного слова»:мозаика миров, калейдоскоп времён


«…На подходах к луже стоял большой камень, на котором жёлтой охрой, от руки, было написано: «Не пей, не то станешь», далее следовало двоеточие, а после двоеточия шёл перечень возможных превращений из двадцати пунктов, который начинался банальным домашним козлом, а заканчивался американским белоголовым кондором».

Е. Блинчик. Мастер волшебного слова

 

Покормить кошку… и крылатого ассирийского быка. Объятия солнечного ветра и электрические лампочки Творца. Вавилон и Ассирия, африканская пустыня, сказочная Русь, тюрьма и психбольница… Разумный бред и безумная реальность, ужас – до судорог, до отвращения, тут же сменяющиеся гордостью, умилением, смехом…

В наше время многотомных саг и бесконечных сериалов рассказы не в чести. Поэтому если издатель решается на сборник, одно это его решение уже есть высочайший знак качества для книги. Показатель твёрдой уверенности, что эти совсем коротенькие – или довольно длинные – истории уведут, завлекут, очаруют, не позволят от себя оторваться.

Евгения Блинчик не новичок в писательском деле, её рассказы публиковались в журналах «Кошкин альманах», «Порог», «Шалтай-Болтай», «Искатель. Украина», «Фаndanго», «Крылатый вестник», «Знание – сила: Фантастика», выходили в сборниках «Вздыбленный лёд», «Нордкон», «Колечко к колечку», «Слепой василиск», а её рецензии на книги и фильмы публикуются на литературном портале «Книгозавр». У неё уже выходил сборник «Пропилеи»: пять рассказов и пять стихотворений, объединённых темой эллинских мифов. И вот – второй сборник, «Мастер волшебного слова».

Кому-то подборка может показаться странной: тут есть фэнтези, причём одна из самых сложных, мифологическая, и есть «сексуально-технологически-музыкальная» миниатюра о полёте на Марс, есть нейродельфины будущего и, не будем говорить современные, скорее – вечные, коты, спящие на теплоцентрали. Есть психи обыкновенные и непонятный мужик, который если и не лично Творец, то точно на него работает. В общем, настоящее смешение времён, подходов и даже слоёв реальности. Но это только на первый взгляд. Пожалуй, определяющим для этого сборника является совсем небольшой рассказ «Телефонный звонок». Нищий грязный избитый бродяга в психбольнице, бредящий женой-красавицей, яхтой, бизнесом в Москве… Его не слушали, его лечили… Всё оказалось правдой.

Так может быть, все рассказы сборника – чистая правда? Ну в самом деле, чем история «Полдня кошки» отличается от истории древнего ассирийского быка, живущего в обычной квартире («Чем кормить ассирийского быка»)? И то животные, и это животное… ну голова человеческая, ну причёской озабочен, ну маг, а так – всё то же самое. Любви хочет, ласки, чтоб погладили… А «эпитет бога Сина» клинописью, который необходимо ввести для доступа на аккадскую страничку Интернета… когда мне приходит сгенерированный машиной пароль для доступа, особенно на библиотечные ресурсы, я иногда думаю, что клинопись – это ещё ничего, милосердно даже. Когда-то осовремененный «Шерлок» с Камбербэтчем взял меня в плен всего одной фразой – о том, что доктор Ватсон возвращается с войны в Афганистане. В XIX в., когда писал Конан Дойл, он возвращался оттуда, и вот в XXI всё то же самое! Читая «Ассирийского быка», мне во второй раз довелось пережить это чувство повторяющейся истории. «Пальмира пала», – говорит героиня. В 2015 г. её захватили боевики ИГИЛ, как при Соломоне – арамейские орды, при императоре Траяне – римляне, а в VIII в. н. э. – арабы. Знакомые древнему быку демоны-разрушители вновь штурмуют оплоты культуры, а «две цивилизации уже расслабились, до смерти». Но забота и привязанность тоже остаются неизменными, так что надежда есть у всех.



Давнее прошлое и скорое будущее замыкают кольцо в «Сюите Эразма Дарвина». Стены надменного Иерихона пали под звуки труб – и вновь чудовищный обман разрушился, неживое, прикидывающееся живым и дышащим, разоблачило себя при звуках старой помятой трубы. Исчезла ложь, пропал морок, расплавились пульты управления, «люди шли по свободным и чистым тротуарам»… Только вот почему-то мучительно жаль нейродельфинов, которых сперва вырастили из живой клетки, научили прыгать на потеху людям по сигналу с пульта, а потом побороли как Вселенское Зло. Человек сомневался, человек думал, а живые ли они, не биороботы ли, человек решал… и решил. Нейродельфины исчезли – такое вот беззащитное зло оказалось.

Правда, не всегда для тех, кто принимает решение о чужой жизни и смерти, боли и страданиях, всё обходится легко. Не стоило, например, бросать уголовникам на растерзание несчастного психа, отказавшегося брать на себя чужие убийства (рассказ «Чёрный пояс с тремя зелёными полосками»). И жуткий финал рассказа отзывается в душе смущающим, но всё-таки явственно слышимым: «А ведь сами нарвались. Сами…» И невольно начинаешь задумываться, может быть, там, в неведомой дали и впрямь есть Некто, кто зажигает то лампады, то просто – электрические лампочки. По одной на каждого человека. И смотрит, как они горят. И пусть в рассказе «История и лампочки» этого нет, но может быть, он иногда вмешивается? Когда чад от некоторых, особо тусклых лампочек становится вовсе нестерпимым?

Потом начинаешь читать «Чернокожую сказку» и понимаешь, что высшие существа – тоже всего лишь люди, а некоторые – даже Шакалы и Кузнечики и много от них требовать не приходится. Они также влюбляются, ссорятся, подличают, вступают в схватку и на многое способны ради победы. Как Дочь Цаанга, что обменяла свою прекрасную чёрную кожу на власть над вихрями и стала белой, светловолосой и голубоглазой – в общем, не красавицей. Эта сказка о единственной белой богине среди богов пустыни наполнена таким мощным африканским духом, такой правдой древних сказаний раскалённых песков, что для меня стало настоящим шоком понимание: один из самых эффектных персонажей, грозная львица Тассили, богиня каменистой пустыни, выдумана автором. В ней было столько подлинно африканского, что от изумления оставалось только сплести пару-тройку слов… таких… волшебных… как у сантехника Евшикова, попавшего в мир сказочной Руси через прорвавшийся ключ колючий.

Ну а уж чего в той Руси от его слов сталось, особенно с богатырями, тут уж понятно. Если, конечно, вспомнить, что у слова «брань» – два значения. В общем, нечего боевыми заклятьями без дела бросаться, а то ведь даже Василия Тёркина из созданного Твардовским того света вызывать придётся, чтоб разгулявшегося сантехника утихомирить.

Ну а в заключение я категорически утверждаю, что Марс – не бука. И вы поймёте меня, когда пройдёте по подземным, земным и космическим тропам, сотканным автором. Истинным мастером слова.

Илона Волынская,

Украина, г. Днепропетровск

Желающим получить сборник обращаться по адресу: aretae@yandex.ru

 

Комментарии:

Оставить комментарий
вверх